ГлавнаяПубликации нашей юридической фирмыКомментарии законовНовый закон о банкротстве: новшества и их недостатки

Новый закон о банкротстве: новшества и их недостатки

Просмотров: 6551

19 января 2013 года вступила в силу новая редакция Закона «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (далее – новый Закон о банкротстве), которая существенно изменяет многие вопросы, связанные с возбуждением процедуры банкротства и последующей санацией или ликвидацией предприятий. Большинство из них являются прогрессивными и могут всерьез упростить и ускорить процедуру банкротства. Но в то же время, ряд других новшеств из-за существенных недочетов законодателя могут принести много неприятностей.

В первую очередь, это касается на первый взгляд прогрессивных норм относительно публикации объявлений о возбуждении процедуры банкротства, о введении процедуры санации, о признании должника банкротом и других объявлений на веб-сайте ВХСУ. На первый взгляд, это действительно прогресс, учитывая, что сегодня почти все объявления (кроме объявлений о возбуждении процедуры банкротства) должны публиковаться в официальных печатных СМИ, доступность и удобность использования которых ныне значительно уступает Интернету.

Но, во-первых, неясно, чем законодателю не угодила действующая сейчас процедура опубликования объявлений о возбуждении процедуры банкротства на официальном веб-портале судебной власти (http://www.court.gov.ua), в соответствующем разделе Единого государственного реестра судебных решений. Ведь можно было внедрить публикацию на указанном сайте и других объявлений, касающихся процедуры банкротства. Тем более что сейчас объявления о возбуждении процедуры банкротства представлены в виде судебных решений, а потому несут гораздо больше информации, нежели просто объявления.

Во-вторых, требования относительно публикации на веб-сайте ВХСУ вступят в силу только через год. До этого момента такие публикации должны будут осуществляться в официальных печатных издания (газетах «Голос України» и «Урядовий кур'єр»). А значит, даже прогресс с обнародованием информации о возбуждении дел о банкротстве на портале судебной власти, будет на время отменен благодаря новому Закону о банкротстве.

Но главный недостаток реформы состоит в том, что законодатель не определил ни сроки публикаций таких объявлений, ни того, кто и как должен их публиковать (в том числе, платить за них). Весьма вероятно, что сами суды этим заниматься не будут. Зато они смогут возложить такие обязанности на любого участника процедуры банкротства (должника, инициирующего кредитора, распорядителя имущества и прочее) в зависимости от того, кто из них будет больше этого хотеть, и устанавливать те сроки исполнения этих обязанностей, которые таким желающим будут более выгодны. Очевидно, что такое положение вещей может способствовать злоупотреблениям с их стороны.

Недоработанной выглядит также попытка законодателя внедрить специальный и упрощенный порядки производства по делам о банкротстве. В отличие от общего порядка, требующего применения процедуры распоряжения имуществом с дальнейшим переходом к процедурам санации, ликвидации или мирового соглашения, специальный порядок предусматривает привлечение к участию в деле дополнительных участников, продление сроков санации, совпадение процедур распоряжения имуществом и санации. А упрощенный порядок применяется к ликвидации банкрота без применения процедур распоряжения имуществом и санации.

Такая дифференциация была призвана упростить процедуру банкротства в тех случаях, когда это является объективно возможным, применить, так сказать, индивидуальный подход к каждой ситуации. Но законодатель настолько увлекся идеей индивидуального подхода к каждому, что позабыл об установлении четких критериев, при наличии которых возможно применение определенной процедуры. В ч. 3 ст. 7 нового Закона о банкротстве такие критерии названы обтекаемо: категории должника, вид его деятельности и наличие у него имущества. При этом ни классификаций категорий должников, ни хоть какого-либо указания на то, каким видом деятельности должен заниматься должник или сколько имущества он должен иметь для применения к нему специальной или упрощенной процедуры, новый Закон о банкротстве не содержит.

Тем самым, создаются неоправданно широкие возможности для хозяйственного суда, который будет определять, какую процедуру применять к должнику. На практике такие «широкие вольности» вполне могут привести к злоупотреблениям как со стороны должников, которые с помощью упрощенной процедуры могут захотеть быстрее избавиться от кредиторов, так и кредиторов, которые тем же способом могут пытаться быстрее захватить имущество должника. Хозсуды же при этом будут исполнять роль флюгера, применяя упрощенный или специальный порядок к одним и не применяя его к другим процедурам банкротства, даже если при этом положение должников будет похожим.

Дискриминационными и несправедливыми являются положения части 9 ст. 91 нового Закона о банкротстве. Согласно этой норме с момента принятия хозяйственным судом решения о банкротстве и открытии ликвидационной процедуры в отношении ФЛП, утрачивает силу государственная регистрация физического лица как частного предпринимателя, а также аннулируются все выданные ему лицензии. Такая норма не учитывает право ФЛП на апелляционное и кассационное обжалования решения суда о признании его банкротом. К тому же, несправедливо, что такие жесткие требования установлены именно к ликвидации ФЛП, но при этом не касаются других субъектов предпринимательской деятельности.

Откровенной глупостью является также наделение ВХСУ полномочием по утверждению Положения о порядке проведения санации до возбуждения производства по делу о банкротстве, которым должен определяться, в том числе, порядок проведения собраний кредиторов. Это прямо противоречит положениям ст. 6, 19 и 124 Конституции, которые разделяют государственную власть на три ветви, и в качестве единственной функции судебной власти определяют отправление правосудия. Принятие нормативных актов не относится к правосудию и потому не может быть поручено представителям судебной власти. Это сфера компетенции законодательной и исполнительной ветвей власти.

К сожалению, таких грубых и не очень просчетов и недочетов можно найти еще много по всему тексту нового Закона о банкротстве. Вдвойне обидно, что на фоне этих просчетов меркнут те несомненные достижения, которые законодателю все же удалось реализовать в более-менее приемлемой форме. В числе таких изменений можно отметить:

  • введение процедуры санации должника до возбуждения производства по делу о банкротстве. Эта процедура позволяет кредитору, владеющему более 50 % общего объема задолженности должника, ввести процедуру санации должника при наличии согласия последнего. Введение новой процедуры досудебного урегулирования призвано расширить возможности для предотвращения банкротства должника, а заодно разгрузить суды. Правда, при этом закон устанавливает ряд жестких требований к плану санации в рамках такой процедуры и требует утверждения его судом, а потому не факт, что эта процедура будет активно применяться на практике;
  • принятие решения о возбуждении дела о банкротстве не по факту принятия соответствующего заявления кредитора, а после проведения судом подготовительного заседания. В рамках этого заседания суд должен будет проверить поданные документы, заслушать пояснения сторон, оценить возражения должника (если заявление подано кредитором) или наличие признаков неплатежеспособности должника или ее угрозы (если заявление подано должником), и только после этого вынести определение о возбуждении дела о банкротстве. Это нововведение призвано снизить случаи безосновательного возбуждения дела о банкротстве, которые могут приносить вред как должнику (на его имущество налагается арест), так и кредиторам (в отношении удовлетворения их требований вводится мораторий);
  • предоставление кредиторам, которые не успели заявить свои требования в течение установленного срока (30 дней), права на получение долга. Такие кредиторы не будут иметь статуса конкурсных, но их требования все равно будут погашаться в последнюю, шестую очередь;
  • укрепление прав кредиторов, чьи требования обеспечены залогом (обеспеченных кредиторов). В частности, для утверждения плана санации и мирового соглашения необходимо будет получить согласие таких кредиторов. В противном случае другие кредиторы должны будут либо выделить обеспеченным кредиторам обеспеченные вещи из имущества должника и продать их на аукционе, и за вырученные средства погасить долг, либо выкупить долг таких кредиторов;
  • сокращение сроков проведения отдельных процедур. В частности, срок полномочий распорядителя имущества будет сокращен с шести месяцев (с возможностью продления на неограниченный срок) до 115 дней с возможностью продления только на два месяца. Кроме того, будет отменена возможность продления сроков ликвидации (максимум – 12 месяцев);
  • внедрение обязательности продажи имущества должника через аукцион. Такой аукцион должен будет проводиться лицом, имеющим лицензию на проведение торгов по заказу ликвидатора, а объявления о его проведении должны будут размещаться на веб-портале Государственного департамента по вопросам банкротства. При этом новым Законом о банкротстве детально урегулирована процедура проведения аукциона, сроки и порядок его проведения, а также предусмотрена возможность проведения аукциона в форме электронных торгов;
  • внедрение автоматического распределения дел между арбитражными управляющими. Кандидатура на должность распорядителя имущества, управляющего санацией, ликвидатора будет определяться судом самостоятельно, с применением автоматизированной системы из числа лиц, внесенных в Единый реестр арбитражных управляющих. Инициирующие кредиторы теряют право рекомендовать суду конкретного арбитражного управляющего на должность распорядителя имущества. Правда, такое право сохраняется за комитетом кредиторов при определении управляющего санацией и ликвидатора. К тому же в случае отказа арбитражного управляющего, избранного автоматической системой, суд не обязан будет использовать ее снова, и сможет выбрать любого арбитражного управляющего, внесенного в Реестр;
  • изменение правового статуса арбитражных управляющих, порядка их отбора и осуществления контроля за их деятельностью. В частности, вместо процедуры лицензирования арбитражных управляющих предложено ввести независимое автоматизированное тестирование кандидатов на эту роль с выдачей тем, кто успешно прошел тест, квалификационных свидетельств. Правда, одновременно с этим на арбитражных управляющих возложат дополнительные обязанности. В частности профессиональное страхование их ответственности и необходимость создания специального компенсационного фонда, который будет формироваться за счет средств арбитражных управляющих.

Таким образом, можно сделать вывод, что новый Закон о банкротстве не настолько хорош, как хотелось бы. Но одновременно он и не настолько плох, чтобы совсем от него отказываться. Недочеты же, вполне возможно, вскоре будут исправлены. Во всяком случае, правительственный законопроект № 10707, направленный на устранение ряда недостатков нового Закона о банкротстве, уже принят в первом чтении.


Просмотров: 6551
Связанная практика
Все связанные публикации

Услуги по теме
данного материала Корпоративное право
Доп. меню
Связанная практика Услуги по теме материала